1
из

КОГДА ПОЮТ МОШЕННИКИ...

№128
«Главный» побывал на дне рождения ресторана Maximilian и пообщался с хедлайнерами мероприятия — группой «Отпетые Мошенники», которая вот уже второй десяток лет заставляет биться женские сердце в два раза быстрее.
Текст Дарьи Рубинской ФОТО Александра Саенко

КТО ТАКИЕ.

Группа образовалась 8 декабря 1996 года. На данный момент коллектив состоит из ветеранов: Сергея «Аморалова» Суровенко, Вячеслава «Тома-Хаоса Младшего» Зинурова, а также Андрея Репникова «Repa» Альбинович — он в группе с 2011 года. Первый сольный концерт группы состоялся в Череповце на фестивале «Танцующий город» в 1996 году. По словам вокалиста группы Сергея Аморалова, «Отпетые мошенники» первыми в России стали читать рэп под танцевальную музыку. За эти годы было снято 27 видеоклипов и записано 7 альбомов. К хитам группы относятся песни «Бросай курить», «Всяко-разно», «Люблю» (кавер на песню «Blue (Da Ba Dee)» группы Eiffel 65), «Люби меня, люби» (созданную в соавторстве с поэтом-песенником Дмитрием Панфиловым), «Девушки бывают разные», «А у реки» и другие. «Отпетые» мошенники» являются обладателями разных музыкальных премий российского шоу-бизнеса.

 

— С момента создания коллектива прошло больше 20 лет. Но до сих пор все помнят ваши песни наизусть. Как вы думаете, благодаря чему они стали вечными?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Как говорят, хорошую песню аранжировкой не испортишь. Народу нравится. Это не может не радовать. Мы такими вопросами не задавались: а почему, а как, а что? У нас есть много треков, которые никому не нравятся. Наверное, наши песни, которые все знают наизусть, ассоциируются у людей с тем временем, причем время было хорошее, доброе, а не как сейчас.

— Каково это — быть секс-символами, и обошла ли вас стороной «звездная болезнь»?

Сергей Аморалов: Когда-то телеканал МУЗ ТВ признал меня секс-символом. Сначала льстило, а на самом деле, это не имеет никакого значения. Каково им быть? Я не знаю. У меня в следующем году будет 10 лет со дня свадьбы. Поэтому по поводу секс-символа, наверное, лучше спросить жену.

— В одном из интервью вы говорили, что поклонницы караулили вас под подъездом, и их было такое огромное количество, что приходилось добираться домой через крышу.

Сергей Аморалов: Было, но прошло. И слава Богу! Мне никогда не нравилось такое особое внимание к своей персоне. Так что мы все время ходим в шапках, в кепках, в очках. Я не люблю, когда меня узнают. Мне это очень неприятно — становится неудобно. Но эта волна активности закончилась довольно давно, и это очень здорово. Сейчас у нас есть определенный круг поклонниц, с которыми часто общаемся. Они приезжают на выступления. И мне такой формат гораздо ближе. Я ценю свое личное пространство.

Вячеслав Зинуров: Самое ужасное — это когда тебя преследуют, начинают тыкать пальцем, кричать своим друзьям: «О, смотри-смотри!»

Сергей Аморалов: В любом деле не нужно никакого фанатизма — будь то водка, будь то селедка.

— Изменились ли вы за эти годы, или парни-сорвиголовы на сцене и в жизни все такие же?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Ничего не поменялось. Смотрим на своих ровесников иногда и немного прикалываемся — это уже такие дяди конкретные. А мы все такие же, как и 20 лет назад. Может только чуть спокойнее стали.

— Быть артистом, лично для вас, — это работа или состояние души?

Вячеслав Зинуров: Это наркотик — раз попробуешь, и тебе понравится. Тем более, мы это делаем в удовольствие, а нам за это еще и деньги платят.

— Вы начинали самостоятельно, без продюсеров?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Вообще никого не было. И воспринимали нас очень необычно. Однажды на студии звукорежиссеру плохо стало, когда мы принесли новый трек для записи. Выходим из студийной будки, а звукорежиссера нет. Он услышал музыку нашу и сказал: «Что это такое?! Что-то мне плохо, сердце заболело». Чуть ли не скорую вызывали.

— Что самое тяжелое в вашей профессии?

Сергей Аморалов: Деньги считать (смеются).

— Неужели за 20 лет не утомили бесконечные перелеты, переезды?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Человек ведь, по большому счету, сорняк. Нас, например, посели на Луне, мы и там сориентируемся. Это дело привычки. Такой цыганский образ жизни у нас. И без него уже тяжело. График дурацкий, конечно. И если две недели без гастролей, то за ними уже скучаешь. Думаешь, о, сейчас отдохну, а, нет!

— Как жена реагирует на такую кочевую жизнь?

Сергей Аморалов: Вообще нормально. Я думаю, ей льстит это. А с другой стороны, ревнует, наверное, но не показывает. Думаю, ей приятно, что она живет с более-менее узнаваемым человеком, а не просто с офисным клерком. Мы с ней на эту тему не разговариваем, на самом деле.

— Сергей, в одном из интервью вы сказали, что пишете ночью. А как с вдохновением дело обстоит?

Сергей Аморалов: Абсолютная тишина сейчас. Два-три месяца ничего не пишу. Я раньше скептически относился к вопросу вдохновения, думал, что это бред. Какая муза? Сел, написал, и готово. Ничего подобного! Сейчас подхожу к компьютеру, на гитарке поиграю, и на этом все заканчивается. За последнее время ни одного трека не написал. Может, это связано с зимней спячкой, но пока «тишина в эфире». Хочу сочинить что-то, но не получается. Насильно себя заставлять не хочется, поэтому иду и ставлю какой-нибудь фильм, отвлекаюсь.

— Кстати, о фильме. Ведь название группы образовалось благодаря киноленте «Отпетые мошенники».

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Случайно на глаза кассета попалась. Сейчас бы так не назвались.

— А как назвались бы?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: По идее, неудачное название коллектива. Много было проблем с выступлениями. Мы не могли участвовать в каких-либо политических мероприятиях. Можете себе представить такое: на концерте, посвященном, к примеру, «Единой России», выступают «Отпетые мошенники»? Или в День милиции: встречайте, «Отпетые мошенники»! Сейчас бы название попроще какое-то придумали.

— Что за история была, когда вас на концерт привезли в милицейской машине, сняли наручники, отпустили на выступление, а потом обратно забрали?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Так и было. Мы повздорили в каком-то кафе с официантом. И нас забрали. После концерта снова посадили в машину, сказали: «Ладно, чуваки, мы вас послушали. Классно качаете». И отпустили сразу же.

— Вячеслав, вы ведь диджей, и я знаю, что не так давно вы подписали контракт с компанией Warner Music.

Вячеслав Зинуров: Я сотрудничаю с DJ Ivan Martin. Он — отличный музыкант. Мы с 2009 года работаем с ним и сделали очень много ремиксов разным артистам, например, Максим и Лене Темниковой. А прошлым летом решили писать свои песни на английском языке. Нашли солистку, и все совпало. Сделали хороший трек, показали его людям, и им понравилось. Предложение получили еще от Universal Music, но выбрали Warner Music.

— То есть ваша песня вполне может стать саундтреком к какому-то фильму?

Вячеслав Зинуров: Да, конечно! Сейчас работаем уже над второй композицией.

— А какие песни у вас в плеере? Вы от музыки не устаете?

Вячеслав Зинуров: Нет. В основном в машине слушаю музыку. Мы с Сережей на new wave подсели. Я переслушал все песни Depeche Mode, A-Ha, Duran Duran. И получил огромный кайф и заряд энергии. Эти коллективы на меня сильно повлияли в творчестве. Я — меломан и слушаю разную музыку: и тяжелую, и дабстеп, и брейк-бит, и драм-н-бэйс.

— Кого-то из русских исполнителей можете выделить?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Никого. Русскую музыку не слушаем. Любому российскому проекту можно найти западный аналог. Поэтому все это выглядит как подделка. Ничего нового в России не делают.

— Слава — это дело случая или результат упорного труда?

Сергей Аморалов, Вячеслав Зинуров: Однозначно дело случая. Мы знаем много талантливых людей, которые пишут интересную музыку, но они не популярны. Сегодня многое решают большие деньги. И если они у вас есть, то вам повезло и вы можете позволить себе прославиться. Что касается нас, то точно можно сказать, что нам помог Мистер Случай.

№ 128 Апрель 2017 г.