1
из

Донская нефильтрованная

№128
«Главный» погрузился в пучину проблем водоснабжения старого Ростова и ближайших к нему городов.
Текст СЕРГЕЯ МЕДВЕДЕВА

У МОРЯ, НО БЕЗ ВОДЫ.

Первые водопроводы упомянуты в Библии (4-я Книга Царств, Ис.VII, 3, II Пар. XXXII, 30). Все мы знаем, благодаря Маяковскому, как хорошо потрудились на благо водоснабжения римские рабы: «Мой стих трудом громаду лет прорвет и явится весомо, грубо, зримо, как в наши дни вошел водопровод, сработанный еще рабами Рима».

Историкам известна гравюра «Великий князь Владимир разрушает Херсонесский водопровод». Это Х век. На тот момент на родине князя ничего подобного еще не было. Первый отечественный водопровод из деревянных труб появился в Новгороде в XI или в начале XII века.

На Дону вода пошла по трубам в середине XIX века. Ростов и Новочеркасск вошли в число первых городов России, получивших водопровод. По данным автора книги «История водоснабжения в России. 1947 год» Н.И. Фальковского, десятка городов — «пионеров» водоснабжения выглядит следующим образом: Саратов — 1857 год, Москва — 1858-й, Питер — 1861-й, Ярославль — 1862-й, Тверь и Новочеркасск — 1865-й, Ростов-на-Дону — 1866-й, Киев — 1870-й, Одесса — 1873-й, Казань — 1875-й. В Нахичевани водопровод построили в 1889 году.

Сами одесситы считают, что их водопровод появился в 1853 году — благодаря таганрогскому купцу Тимофею Ковалевскому.

Вода из источника под названием «Большой фонтан» двумя паровыми машинами поднималась в каменную башню высотой 46 метров. Потом по чугунному трубопроводу подавалась в город, в водонапорную башню. Из башни вода поступала в 8 водоразборных бассейнов, из которых отпускалась за плату.

А вот в самом Таганроге водопровод в XIX веке так и не построили.

Вот что писал Антон Павлович Чехов по этому поводу: «Ели невкусно, пили нездоровую воду (из колодцев. — «Главный»). В Думе, у губернатора, у архиерея, всюду в домах много лет говорили о том, что у нас в городе нет хорошей и дешевой воды и что необходимо занять у казны двести тысяч на водопровод; очень богатые люди, которых у нас в городе можно было насчитать десятка три и которые, случалось, проигрывали в карты целые имения, тоже пили дурную воду и всю жизнь говорили с азартом о займе — и я не понимал этого; мне казалось, было бы проще взять и выложить эти двести тысяч из своего кармана».

Сохранилось письмо Чехова от 11 мая 1902 года. Адресовано оно Павлу Иорданову, врачу, гласному Городской Думы Таганрога: «Многоуважаемый Павел Федорович, посылаю немного книг для библиотеки. Они, вероятно, уже пришли в Таганрог… Если бы в Таганроге была вода или если бы я не привык к водопроводу, то переехал бы на житье в Таганрог. Здесь, в Ялте, томительно скучно, от Москвы далеко, и трудно ходить пешком, так как, куда ни пойдешь, везде горы. Когда в Таганроге устроится водопровод, тогда я продам ялтинский дом и куплю себе какое-нибудь логовище на Большой или Греческой улице».

Увы, водопровод появился в Таганроге спустя ровно 20 лет после смерти писателя.

 

ПОШЛА ВОДА В ХАТУ.

«Построил Платов город на горе, казакам на горе».

Так местные жители характеризовали Новочеркасск, расположенный далеко от Дона, да еще и на высоте 85 метров над уровнем моря.

В начале XIX века воду брали в реках Тузлов и Аксай и на лошадях везли в город.

Качество речной воды было невысоким, мягко говоря, и по указанию наказного атамана М.Г. Хомутова в середине 1840-х годов воду стали искать в самом городе. Искали 10 лет, на территории Азовской площади пробурили скважину глубиной 200 метров, но чистую воду так и не нашли.

В 1855 году Хомутов решил, что настало время для сооружения городского водопровода. Атаман подготовил соответствующую записку в вышестоящие инстанции.

Пять лет в инстанциях думали, и в 1860 году военный министр разрешил инженеру Аполлону Белелюбскому произвести изыскания и составить проект водоснабжения Новочеркасска.

Организация проектирования и строительства была поручена специально созданному «Войсковому комитету Грушевской железной дороги и Новочеркасского водопровода». То есть госструктуре.

В ноябре 1862 года проект утвердили.

Кстати. Благодаря строительству водопровода между балками Большого Мышкино и Большого Лога было обнаружено сарматское захоронение, там были золотые диадема, сосуд, кубок, браслеты. Все эти богатства передали в Эрмитаж.

В «Истории водоснабжения России» довольно подробно описано устройство Новочеркасского водопровода: «В качестве водоисточника были использованы ключи Александровской станицы в 31 км от города (в Новочеркасск шла вода с территории нынешней ростовской Александровки. — «Главный»). На каждом ключе устроили небольшой кирпичный колодец, из которого вода по чугунным трубам поступала в сборный колодец. Отсюда вода проводилась самотеком, при падении 6,3 м, по трубопроводу диаметром 10 дюймов на расстояние около 9 км».

Водопровод проходил вдоль берегов рек Дон и Аксай к балке Большой Лог, где был устроен подземный резервуар. В него же собиралась вода из соседних ключей. Из этого резервуара вода подавалась в находившийся на вершине холма «резервуар емкостью 166 кубических метров при водоподъемном здании. Здесь были установлены две паровые машины Уатта в 30 л.с.».

В Новочеркасск вода шла уже самотеком. Чугунные трубы были изготовлены на двух ростовских заводах и на одном английском — в Глазго. Паровые машины поступили из Англии. Большинство жителей Новочеркасска брали воду в шести водоразборных бассейнах, четырех водоразборных колодцах, двух открытых бассейнах и в чугунном фонтане в Александровском саду (он сохранился до наших дней). Воду получали по специальным жетонам, согласно установленной денежной таксе. Сегодня такой жетон можно купить на «Авито» за три тысячи рублей.

Индивидуальные домовые входы были устроены только в Мариинский Донской институт благородных девиц, военный госпиталь, театр, тюрьму, дом атамана.

Новочеркасский водопровод по тем временам считался образцовым.

Правда, к началу ХХ века Александровские родники обмелели, трубы покрылись отложениями, население города увеличилось, 900 тысяч рублей на донскую воду не нашлось (проект предусматривал строительство новой водонапорной башни и устройство фильтров).

Даже после Великой Отечественной войны на улицах города можно было встретить водовозов на лошадях. Жители собирали и дождевую воду — для купания и мытья головы.

Сегодня Новочеркасск снабжают водой реки Дон, Аксай и подводящий канал Новочеркасской ГРЭС. О качестве и количестве питьевой воды можно почитать на местных форумах — новочеркассцам она не нравится, как я понял.

 

ПРОСТО ДОБАВЬ ВОДЫ.

Если новочеркассцам пришлось тянуть водопровод аж из Александровки, то в Ростове источник питьевой воды «Богатый колодезь» находился практически в городской черте.

В 1840-х рядом с источником был построен бассейн, из которого жители города брали воду. Впоследствии был сооружен второй бассейн, затем — третий. Содержание источника обходилось городу в 53 рубля серебром.

В 1847 году Городская Дума пригласила подрядчиков принять участие в конкурсе на строительство ростовского водопровода. Победил проект англичанина Александра Малькольма.

Только было Дума и подрядчик договорились о цене и условиях концессии, как Малькольм умер, в 1849-м.

На смену Малькольму (через два года) пришел швед Отто-Фридрих Ватман. Его насос давал всего 200 ведер в сутки вместо запланированных 50 000. Но вскоре Ватман исчез в неизвестном направлении, растратив деньги компаньона — курского купца Петра Михалева. Михалев пообещал устроить водопровод самостоятельно. И в 1853-м он был кое-как достроен: купец установил насос для подкачки воды и соорудил на одном из валов крепости резервуар для сбора воды.

Увы, затяжные дожди в 1854 году размыли и столетний крепостной вал, и сам резервуар, и глиняные трубы. К тому же сломался насос.

В 1860-м за воду взялся АО «Ростовский-__на-Дону водопровод». Учредители — Андрей Байков (еще не городской голова), купец Петр Михалев и уже упомянутый инженер Аполлон Белелюбский.

Но что-то опять пошло не так. Спустя 4 года учредители общества уведомили Городскую Думу, что «общество не состоялось».

Байков (теперь уже городской голова) объявил, что учредители акционерного общества не могут быть в претензии и не вправе воспрепятствовать, если устройство водопровода будет передано другим лицам.

На предложение откликнулись Войска Донского торговый казак Семен Николаевич Кошкин, Ейский 1-й гильдии купец Григорий Васильевич Дмитриев и Ростовский 2-й гильдии купец Тимофей Петрович Кукса. В начале 1865 года они приступили к работам, а 24 декабря 1865 года вода была поднята и пущена по городу.

Построенная купцами насосная станция подавала воду в напорный резервуар на 250 кубических метров. Вода самотеком распределялась по 5-километровой чугунной водопроводной сети диаметром 75 мм. Учитывая печальный опыт предыдущего водопровода, было специально оговорено, чтобы трубы были чугунные или железные, но не глиняные и деревянные. Вода подавалась к восьми бассейнам, а также к фонтану в городском саду.

Компаньоны получили концессию на 50 лет и обязались содержать водопровод в исправности и постоянной готовности. Была оговорена и плата — не выше четверти копейки за ведро.

Однако наследники компаньонов, к которым со временем перешла концессия, решили избавиться от хлопотного хозяйства. В 1881 году купец 2-й гильдии Иван Кукса и потомственный почетный гражданин Алексей Дмитриев продали концессию «Парижскому финансовому обществу». Срок концессии истекал аж в 1921 году.

Взаимоотношения ростовских властей и французских водопроводчиков не были гладкими. Например, в 1886 году Думе не понравился внешний вид разборных бассейнов, которые «должны служить некоторым украшением города».

В 1887 году Дума потребовала бесплатного отпуска воды для поливки улиц — 20 тысяч ведер в день летом и вдвое меньше — весною и осенью.

Иногда французы соглашались с претензиями города, а иногда требовали дополнительных денег.

 

ВОДОПРОВОД ИМЕНИ ПАНЧЕНКО.

Очень скоро выяснилось, что Богатяновской воды городу не хватает. В 1890 году Финансовое общество предложило устроить в городе еще один водопровод и питать его донской водой, дабы вода «Богатого источника» использовалась только для питьевых нужд.

Такой водопровод был сооружен, но он был гораздо меньше богатяновского, и половина донской воды оставалась невостребованной.

Французы требовали, чтобы город за свой счет расширил «донскую» ветку. Дума, в свою очередь, хотела, чтобы французы, во-первых, за свой счет поставили фильтры, во-вторых, смешивали фильтрованную донскую воду с богатяновской и направляли ее потребителям по уже имеющимся трубам.

В общем, когда в 1892 году наступило очередное засушливое лето, богатяновскую воду смешали с донской, нефильтрованной. Сошлись на том, что богатяновская вода, свободная от микроорганизмов, все равно их приобретет в напорных резервуарах. Донская же вода в этом отношении остается без изменений на всем пути к потребителю. Цитирую по «Журналу заседаний Городской Думы».

В 1901 году Городская Дума решила, что пора плюнуть на французов и построить свой собственный «суверенный» водопровод.

Вот заявление Членов водопроводной Комиссии: «1901 года, Июня 12, мы, нижеподписавшиеся, исследовали месторождения воды вблизи города, причем выяснилось, что лучшим из ряда осмотренных источников является источник по Змиевой балке, на даче г-на Панченко (против земскаго питомника), как по качеству воды, так и по ее изобилию. В настоящий момент вода идет самотеком по гончарным трубам на Ростовскую фабрику товарищества Панченко в количестве до 200 тысяч ведер в утки. Целесообразно приступить к обнажению этого источника выше участка Панченко и проведению оттуда воды самотеком в верхнюю часть города».

Панченко тут же попросил Думу принять источник в дар. Кроме того, предложил 25 тысяч рублей на устройство самого водопровода. «Я предлагаю безвозмездно в собственность города отчудить потребное количество земли для магистральной трубы т принадлежащей мне дачи».

Но Панченко выдвинул условия: он и его наследники бесплатно для нужд дачи будут получать до 15 тысяч ведер воды ежедневно. А самому водопроводу должно быть присвоено название «Городской водопровод имени Ивана Степановича Панченко».

Дума возразила: Панченко хватит и 5 000 ведер, а водопровод можно назвать «Городским водопроводом, сооруженным при материальном содействии потомственного почетнаго гражданина Ивана Степановича Панченко из подаренного им городу источника».

Панченко эта идея не понравилась, он стал настаивать на выполнении своих условий.

Водопровод имени Панченко построен не был, так как вскоре выяснилось, что источник имеет слишком много твердых осадков.

В общем, гласные и водопроводчики сошлись на том, что французы за свой счет все-таки установят немного фильтров, чуть позже. Ну, а в этом и следующем году «с наступлением летних «жаров» будут по-прежнему мешать нефильтрованную донскую воду с богатяновской. Но! Если к 1 января 1903 года фильтров не будет, то будут приняты меры, и будет построен новый водопровод без участия Общества». Так заявила Дума французам.

 

ХОЛЕРА НА ОБА ВАШИХ ДОМА.

Свой водопровод Дума так и не построит. Каждый год гласные будут выяснять, куда ушли деньги, выделенные на разработку водопроводной документации (их выделяли ежегодно, после летней засухи).

В 1910 году гласные вдруг вспомнят, что еще в 1904-м заплатили 1 000 рублей профессору Чижову за консультацию по водопроводному вопросу, а доклад потеряли. Но кто виноват — неизвестно. Что делать — тоже не ясно.

Между тем, в 1910 году в Ростове началась эпидемия холеры.

Напуганная Дума постановила: «Принимая во внимание, 1) что благодаря невозможной эксплоатации Обществом городского водопровода, направленной исключительно к извлечению возможно большей доходности от предприятия, вне всякой заботы о более или менее удовлетворительной постановке дела, которая хотя бы в значительной, не говоря уже о достаточной мере, обеспечивало население водою, прекратило водоснабжение города, и все население его оказалось в безвыходном положении, 2) что это бедствие усугубляется свирепствующей в городе холерною эпидемиею, которая еще более за отсутствием воды должна пойти вперед, 3) что согласно заключению проф. Высовича существующая двойная фильтрация воды могла бы гарантировать при правильном ведении ее город от заноса в питьевую воду холерных вибрионов, между тем таковые в профильтрованной воде городскою санитарною лабораторией обнаружены и могут быть отнесены по причине их появления, согласно доклада врача-гигиениста Смирнова, к неправильной работе по фильтрации воды, и потому Общество водоснабжения снабжает население не пригодною питьевою водою, а разносящею заразу, 4) страшная опасность, которая угрожает жизни 150-тысячного населения, вынуждает Городское управление прибегнуть к крайней мере, просить ростовского градоначальника войти по телеграфу со всеподданнейшим ходатайством перед его императорским величеством, дабы всемилостивейше повелено было немедленно в принудительном порядке отобрать от Общества Водоснабжения водопровод и передать его непосредственно Городскому управлению».

Увы, расторгнуть договор с Обществом Думе так и не удалось. Министерство внутренних дел отклонило эту просьбу: принудительному отчуждению могут подлежать недвижимые имущества, но не права. И только в судебном порядке.

До самого начала Перовой мировой войны французы и Дума выясняли отношения: за чей счет надо ставить трубы большего диаметра, кто заплатит за новые фильтры и почему вода не доходит до третьего этажа.

В 1914 году проблемы водоснабжения отошли на второй план, а в 1917-м были вообще сняты с повестки дня.

Первую очередь нового водопровода в Ростове построили только в 1929 году. И занимались строительством уже не Дума, и не французы, а трест «Водоканализация». Богатяновская вода в ростовских трубах больше не текла — только донская.

Водонапорные башни или бассейны старого ростовского водопровода до наших дней не дожили. Есть перестроенная под жилой дом нахичеванская водонапорная башня.

Одно время в Ростове существовал музей водоканала, но сейчас его нет. Где экспонаты, работники «Водоканала» мне не смогли сказать.

№ 128 Апрель 2017 г.
Комментарии (2)
Сергей
Сергей , 09.07.2018 07:15:51
Ну и, сколько можно петь дифирамбы Байкову !<br />
Хорошая статья. Хороший журнал !!!
Наталья
Наталья , 01.08.2018 14:17:25
Экспонаты музея живы, экспозиция возобновила свою работу, приглашаем автора статьи пообщаться и обсудить

Имя улицы

«Главный» продолжает исследовать проблемы, стоявшие перед городским сообществом в дореволюционный период.

Имя улицы

«Главный» изучил историю Нахичеванского базара.

Имя улицы

«Главный» продолжает изучать быт старого Ростова и его окрестностей. На очереди — музеи.

Имя улицы

«Главный» выяснил, как в Ростове появились первые кредитные организации.

Имя улицы

«ГЛАВНЫЙ» РЕШИЛ СОСТАВИТЬ КРАТКУЮ ИСТОРИЮ РАСКОПОК В РОСТОВЕ И БЛИЖАЙШИХ ОКРЕСТНОСТЯХ.